Архив автора: RSS лента

Налоговое требование в размере 3 долларов «парализовало» Выборг?

Налоговое требование в размере 3 долларов «парализовало» Выборг?

7 апреля 2016 года, 17:00

Поль Беррилл Лондон

На этой неделе в Высоком Суде Лондона прозвучали утверждения, согласно которым Банк «Санкт-Петербург» (БСП) использовал мошенничесие методы для продажи компаний Группы Осло Марин (ОМГ) компаниям, связанным с банком.

БСП утверждает, что владелец ОМГ Виталий Архангельский должен ему 90 миллионов долларов невыплаченных поручительств по кредитам, а российский предприниматель заявил встречный иск о возмещении вреда на сумму 500 миллионов долларов.

На допросе Кристины Мироновой, директора службы кредитных рисков БСП «Инвестрбанк» с ноября 2008 года по март 2009 года, возглавившей затем дирекцию клиентского мониторинга по надзору за проблемными задолженностями, законный представитель Виталия Архангельского Павел Строилов задал вопрос о налоговом требовании в размере 96,63 рублей (около 3 долларов), которое было использовано при невыплате кредитов входящей в ОМГ «Выборгской судоходной компанией».

Строилов заявил о невероятности того, что «Выборгская судоходная компания» не могла заплатить такую незначительную сумму.  Миронова сказала, что она не может с этим согласиться, поскольку счет не был оплачен – и добавила, что в то время на счета компании не было денежных поступлений.

«Не является ли настоящим объяснением, госпожа Миронова, тот факт, что налоговый службы сфабриковали это решение с тем, чтобы помочь банку парализовать деятельность «Выборгской судоходной компании» и создать условия для несостоятельности?», — предположил Строилов.

«Г-н Строилов, позвольте спросить, Вы шутите?», — ответила Миронова.

Но на настоятельный вопрос о том, превышал ли доход «Выборгской судоходной компании» 99,63 рубля или нет, она ответила: «я почти уверена, что он превышал 3 доллара».

Строилов сказал затем, что в таком случае, у «Выборгской судоходной компании» не было бы никаких проблем с погашением обязательств перед Федеральной Налоговой Службой и освобождением ее счетов от ареста.

«Да, вероятно, так что для меня вдвойне удивительно, почему такое требование в размере 3 долларов возникло к такой крупной компании, у которой был двухмиллиардный [в рублях] кредит и три контейнеровоза», — ответила Миронова.

Затем Строилов спрсил Миронову о серии продаж на публичных торгах другой компании группы ОМГ, «Западного Терминала» дочерним предприятиями компании «Ренорд Инвест», которая, по его мнению, связана с БСП.

Один из двух причалов «Западного Терминала» был заложен в обеспечение кредита, выданного «Выборгской Судоходной Компанией», и в 2011 году «Севзапальянс», компания группы «Ренорд», выкупила право треования у другого кредитора, «Морского Банка».

Строилов сказал, что это было частью операции по взысканию всех активов  «Западного Терминала» с последующей их продажей другой компании группы «Ренорд», «Нефте-Газ», по заниженной цене 161.497 рублей.

Миронова сказала, что продажа производилась по «нормальной рыночной цене», с учетом того, «что актив был продан Банку «Санкт-Петербург» с обременением. Любой новый владелец должен был бы заплатить банку более 30 миллионов долларов».

Она добавила, что эта процедура имела целью обеспечить БСП получение «наиболее высокой цены при продаже [«Западного терминала»] конечному покупателю» и избавиться от иска конкурирующего банка-кредитора в 50 миллионов рублей.

В августе 2011 года активы были предложены другой компании группы «Ренорд», «Вектор-Инвест» за 1,2 миллиона рублей, но затем банк подал иск к «Вектору», и они были проданы компании «Контур», также предположительно связанной с «Ренордом», за 674,5 миллионов рублей в сентябре на торгах, где он являлся единственным участником.

Строилов заявил: «Договоренность с «Вектор Инвестом» и затем заявленное якобы нарушение этой договоренности, а затем и исполнительное производство имели целью именно организацию продажи «Ренордом» «Ренорду» по сильно заниженной цене»,

«Ваша Честь, это не соответствует действительности», — ответила Миронова, отрицая эти заявления.

Налоговое требование в размере 3 долларов «парализовало» Выборг?

Налоговое требование в размере 3 долларов «парализовало» Выборг?

7 апреля 2016 года, 17:00

Поль Беррилл Лондон

На этой неделе в Высоком Суде Лондона прозвучали утверждения, согласно которым Банк «Санкт-Петербург» (БСП) использовал мошенничесие методы для продажи компаний Группы Осло Марин (ОМГ) компаниям, связанным с банком.

БСП утверждает, что владелец ОМГ Виталий Архангельский должен ему 90 миллионов долларов невыплаченных поручительств по кредитам, а российский предприниматель заявил встречный иск о возмещении вреда на сумму 500 миллионов долларов.

На допросе Кристины Мироновой, директора службы кредитных рисков БСП «Инвестрбанк» с ноября 2008 года по март 2009 года, возглавившей затем дирекцию клиентского мониторинга по надзору за проблемными задолженностями, законный представитель Виталия Архангельского Павел Строилов задал вопрос о налоговом требовании в размере 96,63 рублей (около 3 долларов), которое было использовано при невыплате кредитов входящей в ОМГ «Выборгской судоходной компанией».

Строилов заявил о невероятности того, что «Выборгская судоходная компания» не могла заплатить такую незначительную сумму.  Миронова сказала, что она не может с этим согласиться, поскольку счет не был оплачен – и добавила, что в то время на счета компании не было денежных поступлений.

«Не является ли настоящим объяснением, госпожа Миронова, тот факт, что налоговый службы сфабриковали это решение с тем, чтобы помочь банку парализовать деятельность «Выборгской судоходной компании» и создать условия для несостоятельности?», — предположил Строилов.

«Г-н Строилов, позвольте спросить, Вы шутите?», — ответила Миронова.

Но на настоятельный вопрос о том, превышал ли доход «Выборгской судоходной компании» 99,63 рубля или нет, она ответила: «я почти уверена, что он превышал 3 доллара».

Строилов сказал затем, что в таком случае, у «Выборгской судоходной компании» не было бы никаких проблем с погашением обязательств перед Федеральной Налоговой Службой и освобождением ее счетов от ареста.

«Да, вероятно, так что для меня вдвойне удивительно, почему такое требование в размере 3 долларов возникло к такой крупной компании, у которой был двухмиллиардный [в рублях] кредит и три контейнеровоза», — ответила Миронова.

Затем Строилов спрсил Миронову о серии продаж на публичных торгах другой компании группы ОМГ, «Западного Терминала» дочерним предприятиями компании «Ренорд Инвест», которая, по его мнению, связана с БСП.

Один из двух причалов «Западного Терминала» был заложен в обеспечение кредита, выданного «Выборгской Судоходной Компанией», и в 2011 году «Севзапальянс», компания группы «Ренорд», выкупила право треования у другого кредитора, «Морского Банка».

Строилов сказал, что это было частью операции по взысканию всех активов  «Западного Терминала» с последующей их продажей другой компании группы «Ренорд», «Нефте-Газ», по заниженной цене 161.497 рублей.

Миронова сказала, что продажа производилась по «нормальной рыночной цене», с учетом того, «что актив был продан Банку «Санкт-Петербург» с обременением. Любой новый владелец должен был бы заплатить банку более 30 миллионов долларов».

Она добавила, что эта процедура имела целью обеспечить БСП получение «наиболее высокой цены при продаже [«Западного терминала»] конечному покупателю» и избавиться от иска конкурирующего банка-кредитора в 50 миллионов рублей.

В августе 2011 года активы были предложены другой компании группы «Ренорд», «Вектор-Инвест» за 1,2 миллиона рублей, но затем банк подал иск к «Вектору», и они были проданы компании «Контур», также предположительно связанной с «Ренордом», за 674,5 миллионов рублей в сентябре на торгах, где он являлся единственным участником.

Строилов заявил: «Договоренность с «Вектор Инвестом» и затем заявленное якобы нарушение этой договоренности, а затем и исполнительное производство имели целью именно организацию продажи «Ренордом» «Ренорду» по сильно заниженной цене»,

«Ваша Честь, это не соответствует действительности», — ответила Миронова, отрицая эти заявления.

Глава банка отрицает знакомство с компаниями, предположительно захватившими активы

Глава банка отрицает знакомство с компаниями, предположительно захватившими активы

24 марта 2016 года, 18:00
Поль Берилл Лондон

Председатель Александр Савельев заявил на продолжающемся в лондонском Высоком Суде слушании, что он не знал о приобретении какими-либо компаниями, связанными с Банком «Санкт-Петербург» (БСП) активов Группы Осло Марин (ОМГ), захваченных у ее владельца, Виталия Архангельского.

БСП утверждает, что владелец ОМГ Виталий Архангельский должен ему 90 миллионов долларов, а российский предприниматель заявил встречный иск о возмещении вреда на сумму 500 миллионов долларов. Банк отвергает обвинения Архангельского в незаконном захвате активов ОМГ.

Савельев сказал, что банк не соглашался на шестимесячный мораторий по займам ОМГ, о котором заявляет Архангельский, на встрече в декабре 2008 года.

«Реструктуризация касалась каждого кредитного договора по-отдельности. Банк не мог взять все кредитные договоры с разными сроками, разными суммами, и включить их все в один мораторий», — сказал Савельев.

Савельев сказал, что они договорились о сделке по обратной передаче собствености (РЕПО) для предоставления банку дополнительного обеспечения путем передачи долей компаний ОМГ в обмен на продление срока погашения некоторых займов на шесть месяцев.  Архангельский отрицает, что согласился на личное поручительство.

БСП перекрыл кислород ОМГ в марта 2009 года когда, по его мнению, истек срок  выплаты кредита одной из компаний группы, «Петролес».  Савельев утверждает, что правила Центробанка России предусматривают процедуру несостоятельности всей группы в случае, если один из входящих в нее заемщиков, находящийся во владении тех же участников, не выплатил кредит.

«Около десяти банков продлевали кредиты группе «Осло Марин» г-на Архангельского, ни один из них не вернул себе ни единого рубля из кредитного портфеля, предоставленного г-ну Архангельскому. Мы – единственные, благодаря сделке РЕПО», — сказал Савельев.

Но представитель Архангельского в суде, Павел Строилов, возразил, что активы ОМГ были проданы ряду компаний, контролируемых менеджерами банка, многие из которых входили в «Ренорд-Инвест», владельцем которой является бывший сотрудник БСП Михаил Смирнов.

«Г-н Савельев, не правда ли, что практически все залоги были, так сказать, приобретены «Ренордом?», — спросил Строилов.

Савельев сказал: «Нет, это не так. Некоторые предметы залога были приобретены другими компаниями, и я боюсь, что не помню их названий». Он неоднократно заявил, что не владеет информацией о компаниях, купивших активы ОМГ.

На очередной вопрос Строилова о компаниях «Ренорда», приобретавших активы ОМГ, он ответил: «Еще раз, я подтверждаю здесь в суде, что я не принимал участия в сделках купли-продажи, так что я не могу с уверенностью знать все данные и ответы на вопросы, заданные мне сегодня».

Строилов также заявил, что БСП контролировал процесс приобретения, в том числе торги, так что денежные средства никогда не покидали банк – и что вспоследствии БСП осуществил процедуру банкротства в отношении двух использованных в операции компаний, «Соло» и «Киперорт».

«Имеется ввиду, что банк пытается освободить свой баланс от этих банкротств путем обанкрочивания компаний, которые сам банк использовал для управления проблемных активов заемщиков», — заявил Строилов.

Но Савельев возразил: «Я считаю, что на сегодняшний день – мы, конечно, в то время этого не знали – г-н Архангельский – мошенник.  Он обманул все российские банки, предоставившие ему кредиты».

Савельев сказал, что он считает, что Архангельский дезинформировал его на декабрьской встрече в отношении «Выборгской судоходной компании», принадлежащей ОМГ, потому что «позже мы узнали, что даже в то время одно из судов было уже арестовано в Таллинне».

«Невозможно, чтобы он об этом не знал. Он не выплачивал зарплату морякам, он не платил за бункеровку», — добавил Савельев.

Строилов ответил, что в документах БСП не упоминалось об аресте судна «Тосно» в период с декабря 2008 года по март 2009 года. Слушания по делу продолжаются.

Глава банка отрицает знакомство с компаниями, предположительно захватившими активы

Глава банка отрицает знакомство с компаниями, предположительно захватившими активы

24 марта 2016 года, 18:00
Поль Берилл Лондон

Председатель Александр Савельев заявил на продолжающемся в лондонском Высоком Суде слушании, что он не знал о приобретении какими-либо компаниями, связанными с Банком «Санкт-Петербург» (БСП) активов Группы Осло Марин (ОМГ), захваченных у ее владельца, Виталия Архангельского.

БСП утверждает, что владелец ОМГ Виталий Архангельский должен ему 90 миллионов долларов, а российский предприниматель заявил встречный иск о возмещении вреда на сумму 500 миллионов долларов. Банк отвергает обвинения Архангельского в незаконном захвате активов ОМГ.

Савельев сказал, что банк не соглашался на шестимесячный мораторий по займам ОМГ, о котором заявляет Архангельский, на встрече в декабре 2008 года.

«Реструктуризация касалась каждого кредитного договора по-отдельности. Банк не мог взять все кредитные договоры с разными сроками, разными суммами, и включить их все в один мораторий», — сказал Савельев.

Савельев сказал, что они договорились о сделке по обратной передаче собствености (РЕПО) для предоставления банку дополнительного обеспечения путем передачи долей компаний ОМГ в обмен на продление срока погашения некоторых займов на шесть месяцев.  Архангельский отрицает, что согласился на личное поручительство.

БСП перекрыл кислород ОМГ в марта 2009 года когда, по его мнению, истек срок  выплаты кредита одной из компаний группы, «Петролес».  Савельев утверждает, что правила Центробанка России предусматривают процедуру несостоятельности всей группы в случае, если один из входящих в нее заемщиков, находящийся во владении тех же участников, не выплатил кредит.

«Около десяти банков продлевали кредиты группе «Осло Марин» г-на Архангельского, ни один из них не вернул себе ни единого рубля из кредитного портфеля, предоставленного г-ну Архангельскому. Мы – единственные, благодаря сделке РЕПО», — сказал Савельев.

Но представитель Архангельского в суде, Павел Строилов, возразил, что активы ОМГ были проданы ряду компаний, контролируемых менеджерами банка, многие из которых входили в «Ренорд-Инвест», владельцем которой является бывший сотрудник БСП Михаил Смирнов.

«Г-н Савельев, не правда ли, что практически все залоги были, так сказать, приобретены «Ренордом?», — спросил Строилов.

Савельев сказал: «Нет, это не так. Некоторые предметы залога были приобретены другими компаниями, и я боюсь, что не помню их названий». Он неоднократно заявил, что не владеет информацией о компаниях, купивших активы ОМГ.

На очередной вопрос Строилова о компаниях «Ренорда», приобретавших активы ОМГ, он ответил: «Еще раз, я подтверждаю здесь в суде, что я не принимал участия в сделках купли-продажи, так что я не могу с уверенностью знать все данные и ответы на вопросы, заданные мне сегодня».

Строилов также заявил, что БСП контролировал процесс приобретения, в том числе торги, так что денежные средства никогда не покидали банк – и что вспоследствии БСП осуществил процедуру банкротства в отношении двух использованных в операции компаний, «Соло» и «Киперорт».

«Имеется ввиду, что банк пытается освободить свой баланс от этих банкротств путем обанкрочивания компаний, которые сам банк использовал для управления проблемных активов заемщиков», — заявил Строилов.

Но Савельев возразил: «Я считаю, что на сегодняшний день – мы, конечно, в то время этого не знали – г-н Архангельский – мошенник.  Он обманул все российские банки, предоставившие ему кредиты».

Савельев сказал, что он считает, что Архангельский дезинформировал его на декабрьской встрече в отношении «Выборгской судоходной компании», принадлежащей ОМГ, потому что «позже мы узнали, что даже в то время одно из судов было уже арестовано в Таллинне».

«Невозможно, чтобы он об этом не знал. Он не выплачивал зарплату морякам, он не платил за бункеровку», — добавил Савельев.

Строилов ответил, что в документах БСП не упоминалось об аресте судна «Тосно» в период с декабря 2008 года по март 2009 года. Слушания по делу продолжаются.

Архангельский признался в даче чиновнику взятки в размере 160 миллионов долларов

Архангельский признался в даче чиновнику взятки в размере 160 миллионов долларов

10 марта 2016 года, 18:00
Поль Беррилл Лондон

Генеральный директор «Группы  Осло Марин» (ОМГ) Виталий Архангельский признал перед судьей, рассматривающим спор между ним и Банком «Санкт-Петербург» (БСП) на слушании в Париже, дачу взятки российским чиновникам за приобретение «Западного Терминала».

Записи судебных слушаний, проходящих в Париже из-за того, что Архангельский заявил, что ему слишком опасно приезжать в Лондон, где проходит основная часть заседаний, были выложены в открытый доступ только на прошлой неделе, потому что протоколы подвергались редактированию во избежание разглашения информации о конфиденциальных операциях других клиентов банка.

БСП утверждает, что Архангельский и его жена Юлия не выполнили своих обязательств по личным поручительствам и кредитам, а российский предприниматель заявляет, что он стал жертвой мошенничества или незаконного захвата активов банком.  Каждая из сторон возражает против исков другой стороны.

Выступающий от имени банка адвокат Тим Лорд из Brick Court Chambers спросил, почему информационная записка, направленная примерно 25-ти банкам в июле 2008 года, заявляла о намерении получить финансирование на уровне 300 миллионов долларов на развитие «Западного Терминала» в Санкт-Петербурге, приобретенного ОМГ в прошлом году за примерно 60 миллионов долларов, из них 20 миллионов долларов расходов на ремонт и оборудование.

Отвечая на вопросы, Архангельский согласился с тем, что 160 миллионов долларов из общей суммы представляли собой дополнительную плату за право использования земельного участка и морского пространства, которое должно было быть приобретено у Российского Агентства Речного и Морского Транспорта, которое в то время возглавлял Дмитрий Дмитриенко.

Для оптимизации коммерческого использования портовой зоны, необходимо было провести работы по углублению дна лесного терминала с 4,5 метров до 14 метров, и Архангельский сказал, что надо было заплатить 160 миллионов долларов Дмитриенко «потому что это был российский чиновник, отвечающий за развитие этой территории, и без его согласия и поддержки реализация этого проекта была невозможна».

«На самом деле это была взятка, доктор Архангельский? Взятка, не так ли?», — спросил Лорд. «Да, это так. Это так», — ответил Архангельский.

«Значит, Вы вынуждены были дать взятку федеральному чиновнику, чтобы осуществить приобретение Вашего «Западного Терминала?», — повторил Лорд.

«Нет. Мы купили «Западный Терминал», но для его дальнейшего развития, поскольку проект был весьме большим и важным, мы были вынуждены дать взятку», — добавил Архангельский.

Связь с криминальными элементами

Позже на этой неделе Архангельский добавил, что цена покупки терминала, 40 миллионов долларов, была низкой, поскольку в ходе приватизации им завладели криминальные элементы.

«Одной из причин, по которой я заплатил сравнительно низкую цену было то, что никто другой с ними даже за стол не сел бы, потому что боялись бы, окей, они бы заплатили деньги, но не получили бы активы, или некоторые, скажем, акционеры были бы убиты или еще что-нибудь произошло бы».

Он сказал, что никто в ОМГ кроме него самого и никто среди его советников не знал, кому осуществлялись дополнительные выплаты.  Архангельский добавил, что ему не нравилось платить, но он был вынужден «играть по правилам российского правительства и российского государства».

Архангельский утверждает, что БСП подделал или сфабриковал многочисленные личные поручительства по выданным банком кредитам и заявляет, что руководство банка захватило и продало имущество ОМГ раньше, чем кредиты могли быть выплачены.

Он согласился с тем, что экспертные заключения в отношении подделки подписей до сих пор были неопределенными, но заявил, что банк использовал поручительства для уменьшения кредитной задолженности с целью снижения резервов.

«Манипуляция с отчетностью»

«Они манипулировали отчетностью и резервными фондами, и поэтому при должном надзоре и должной оценке Банка «Санкт-Петербург» со стороны Центрального Банка, это не могло сработать таким образом», — заявил Архангельский.

Архангельский возразил против заявлений Лорда, согласно которым Группа ОМГ была нежизнеспособна к тому моменту, когда в 2009 году банк потребовал возмещения кредитов.

Рассмотрение дела продолжается.