Главная » Мужская сторона жизни » Фаик Мирзоев: «Качественный юмор построен на сильном интеллекте»

Фаик Мирзоев: «Качественный юмор построен на сильном интеллекте»

Мой сегодняшний гость — популярный азербайджанский актер Фаик Мирзоев, с которым мы вместе учились в Азербайджанском государственном институте искусств имени М. А. Алиева, он — на актера, я – на режиссера. Лучшие студенческие годы провели вместе. Во время учебы мы постоянно пересекались в учебном театре, но потом, как вы знаете, я ушел в КВН, а Фаик продолжил профессионально заниматься актерской деятельностью, а также стал работать на одном из отечественных телеканалов, где создал множество интересных авторских проектов и телепередач.

Несмотря на то, что определенное время мы не виделись, сегодня мы часто пересекаемся на культурных мероприятиях, в театре, кино, а также во время съемок в рекламных роликах. Итак, о кино, но и не только о нем, в нашей беседе с Фаиком Мирзоевым.

— Фаик, добрый день! С каждым годом все больше убеждаюсь в том, что актерами не становятся, ими рождаются. Что ты думаешь по этому поводу?

— Здравствуй, дорогой! Полностью с тобой согласен. Это дар Всевышнего, поэтому не каждый может быть актером! Актерство, как и другая творческая профессия, будь то живопись, музыка, скульптура и прочее, требует наличия таланта и способностей, над развитием которых нужно работать, если ты хочешь преуспеть в своем деле. Думаю, ты со мной согласишься, что любой талант без труда не сможет достойно заявить о себе и преуспеть.

Необходимо учиться, развиваться, стараться. Конечно, очень важно попасть в руки хороших педагогов, которые укажут тебе верное направление и помогут отточить свои способности.

— В твоей семье были творческие люди?

— Мой дедушка по материнской линии, будучи директором сберегательной кассы, был актером-любителем, играл в театре, причем серьезные роли, например, шаха Каджара в пьесе Самеда Вургуна «Вагиф». Думаю, актерские творческие способности мне передались от него. К сожалению, он погиб во время ВОВ. Как мне рассказывала мама, которая и поддержала мое желание стать актером, хотя все были резко против, дедушка был человеком интеллигентным, обладал хорошим вкусом и любил хорошо одеваться, у него даже запонки были золотые (улыбается).

d21310c238da394f019cdda70bb45bb5.jpg

— Сниматься в кино ты стал уже во время учебы в институте, а в 90-е годы прошлого столетия работал параллельно в трех театрах. С чем был связан твой уход со сцены?

— Как ты помнишь, сниматься в кино я стал уже в студенческие годы. Это были картины Эльдара Гулиева, Расима Исмайлова и Надежды Исмайловой. Тогда, в основном, я играл эпизодические роли. Первой моей крупной работой в кино была роль переводчика в фильме «Хары бюльбюль», снятом Арифом Газыевым и Пюнханом Гасанли. Картина повествует о встрече Александра Дюма и Натаван. После этого было много интересных и запоминающихся ролей. Кино – это неотъемлемая часть меня, которая притягивает меня, как магнит.

После окончания института я стал параллельно работать в Театре музыкальной комедии, Театре юного зрителя и Театре миниатюр. Даже не знаю, как я успевал (смеется). Это ежедневные репетиции с утра до вечера, спектакли, премьеры. Однако время тогда было тяжелое. Перестройка, лихие 90-ые, восстановление независимости, карабахская война, что не могло не отразиться на нашей культуре и процессах, происходящих в ней. Тогда всем было сложно, приходилось трудиться на нескольких работах. В то же время в Азербайджане стали открываться новые телеканалы.

— Ты решил попробовать свои силы на одном из них?

— Да, были разные предложения, к примеру, устроиться на один из столичных телеканалов, но мне, труженику, почему-то всегда хотелось пойти другой более сложной дорогой, приносящей пользу, например, обществу. Поэтому я выбрал региональный канал, который сегодня называет «ARB». Мне хотелось, чтобы телевидение развивалось не только в столице, но и далеко за ее пределами, поэтому наша деятельность сконцентрировалась на региональном телевидении, что впоследствии принесло свои плоды. Наш канал охватывал северные регионы республики: Губу, Гусар и Хачмаз.

— Твоя деятельность на телеканале была достаточно продуктивной. Расскажи о ней подробнее…

— Да, мы начинали с нуля, но за эти годы смогли многого добиться. Долгие годы я занимал должность директора творческого департамента нынешнего телеканала ARB, создал ряд авторских передач, включая детские передачи и оригинальные проекты. Однако одним из самых важных, на мой взгляд, проектов была моя авторская передача «Ömrün fəsilləri», в которой мы знакомили телезрителей с нашими талантливыми азербайджанскими женщинами – актрисами театра и кино. Эта передача, полюбившаяся зрителям, еженедельно выходила в эфир на протяжении шести лет. За это время мы отсняли около 100 выпусков.

— Как ты подбирал гостей для этой передачи и в чем была ее особенность?

— Гостями нашей передачи были известные азербайджанские актрисы, внесшие свой вклад в развитие отечественного театра и кино. Я хотел написать историю этих творческих личностей. Критерием выбора не всегда была известность и популярность, гостья в первую очередь должна быть личностью, ведь у нас много женщин-тружеников, которые пожертвовали своими судьбами, личным счастьем во имя искусства, целиком и полностью посвятив себя работе, зачастую сталкиваясь с непониманием, ломая сложившиеся в обществе стереотипы. Порой такие личности остаются в тени, поэтому мы считали своим долгом рассказать об их заслугах нашим зрителям, показать, что наши женщины – это удивительные создания, обладающие огромным потенциалом.

Если вначале это были только актрисы, то потом нашими героинями становились режиссеры, художницы, танцовщицы, артисты балета, например, Римма Мамедова – азербайджанская актриса и хореограф. Мы сделали передачи о таких личностях, как Эльмира Шабанова, Земфира Садыхова, Роза Джалилова, Алмаз Мустафаева, Гамида Омарова, Зарнигяр Агакишиева, Малахат Аббасова.

Хочу также отметить, что спустя время мы стали приглашать не только женщин, но и мужчин, тем самым число наших гостей заметно увеличилось, что вызвало еще больший интерес зрителей к нашей передаче.

— Как, по-твоему, сегодня еще остался интеллектуальный зритель?

— Ни для кого не секрет, что наш зритель сильно изменился. Каждому актеру приятно, когда фильмы или спектакли с его участием смотрят зрители, разбирающиеся в кино, либо завсегдатаи театра, способные даже сравнивать постановки разных режиссеров. К сожалению, число интеллектуальных зрителей сократилось, что не может не огорчать. Большей части приходящих сегодня в кинотеатр людей, в частности молодежи, нравиться смотреть комедии.

Многим нашим соотечественникам интересен только этот жанр. Не раз наблюдал в кинотеатре, как некоторые зрители настроены на смех, ждут этого момента, хотя перед ними драматическое кино и такого момента они просто не дождутся. Увы, но такие фильмы на них впечатление не производят, что является результатом испорченного вкуса.

7fe126153fbbb094728b74e9790cf8f6.jpg

— Фаик, но ведь комедия – это один из сложнейших жанров, где, в первую очередь, должен преобладать интеллект…

— Конечно! Хороший качественный юмор построен на сильном интеллекте, который сегодня сложно найти в большинстве отечественных комедий за несколькими исключениями. Сегодня все чаще используются шутки «ниже пояса» и черный юмор, который отрицательно влияет на вкус азербайджанского зрителя. Он привыкает к этой некачественной продукции.

Беседуя со своими турецкими коллегами, я узнал, что перед тем, как начать снимать сериалы, наши соседи поняли, что смогут заработать на эмоциях людей, которые либо смеются, либо плачут. Они выбрали второй вариант, поэтому сегодня у них высокая степень сентиментальности практически в каждой картине или сериале. У нас же стали делать ставку на смех, причем некачественный, который хорошо усваивается местным потребителем. Поэтому некоторые режиссеры, в надежде заработать быстрые деньги и как можно скорее стать известными, выбирают именно комедийный жанр, наивно полагая, что снимать комедию легко и просто.

К комедии нужно относиться серьезно. Сыграть трагедию в комедии, создавая трагикомедию, не просто. Необходимо приглашать драматических актеров, которые помогут режиссеру создать нечто фундаментальное, а не одноразовое. Для этого необходимо задействовать новые лица, а не ограничиваться теми, кто переходит из одного фильма в другой. Никогда не стоит забывать, что кино – это, в первую очередь, высокое искусство, которому нужно отдаваться целиком. Искусство – это замысел, идея, креатив…

— Но ведь вкус зрителей нужно формировать…

— Естественно! Зритель по аналогии напоминает голодного гостя, который будет есть то, чем его угостят. Конечно, у него могут быть свои вкусовые предпочтения, сформированные на имеющемся опыте, но новое незнакомое блюдо всегда вызывет интерес, его захочется попробовать, и не вариант, что он его доест, главное – проглотит несколько кусочков, а вдруг понравится.

Уверен, что попробовав качественную продукцию, зрители отвернутся от некачественных «блюд». Поэтому, их нельзя винить, ведь они смотрят то, что им дают. Нужно предоставить качественную альтернативу, чтобы сформировать у наших людей правильный вкус к хорошему.

— Ты снялся во многих фильмах, но твоя роль коммуниста, офицера КГБ Наджафа Нариманова в картине режиссера Вахида Мустафаева «Кровавый январь» выделяется на фоне остальных…

— Действительно, эта роль для меня особенная, она близка мне по духу, благодаря которой меня узнало большое число зрителей, как отечественных, так и зарубежных. Для человека, пережившего трагические события черного января 1990 года, эти воспоминания всегда будут свежи в его сознании, поэтому мы не играли, а проживали судьбы своих героев. В институтские годы мне нравилось путешествовать, и по иронии судьбы в феврале 1991-го спустя год после кровавого января я оказался в Вильнюсе, где произошли аналогичные события. Даже сейчас, говоря об этом, меня охватывают сильные эмоции.

Что касается фильма, то у нас собралась хорошая команда актеров. Главные роли исполнили: Небахат Чехре, Азер Айдемир и я. Два брата — коммунист Наджаф и революционер Мехти. У каждого из них своя правда, а в центре драмы находится их мать — Хадиджа. В картине показываются не только кровавые страницы нашей истории, но и затрагивается тема патриотизма, благодаря чему наш народ не сломился, он смог выстоять и добиться своей независимости, несмотря на множество преград и подводных камней. Меня радует тот факт, что эту картину мы представляли на фестивалях в России (Москва), Турции и Иране, где показали правду об этих событиях.

d21310c238da394f019cdda70bb45bb5

— Не так давно состоялась премьера фильма «Тьма» молодых азербайджанских кинематографистов. О чем эта картина и твоя роль в этом фильме?

— Меня радует, что в наш кинематограф пришли талантливые ребята, настоящие энтузиасты, которые, поставив цель, идут к ее реализации. Ко мне обратился продюсер картины, Народный артист Азербайджана, мой студенческий товарищ Азер Зейналов.

Его сыновья разработали бюджетный проект и хотят пригласить меня принять в нем участие. С ребятами я был уже знаком, так как снимался в их дипломной работе. Поэтому, я с большим удовольствием принял предложение и пошел им навстречу. Режиссер, композитор и автор сценария фильма — Кянан Зейналов, оператор-постановщик, монтажер — Исмаил Зейналов. Братья сняли фильм в жанре драмы-детектива (романтического криминала), который отличается своей сложностью.

Сюжет повествует о жизни девушки-писателя, которая пытается раскрыть совершенное преступление. Главную роль в фильме сыграла начинающая актриса Лала Гусейнзаде. В ролях: Народный артист Азербайджана Рамиз Мелик, Заслуженная артистка Гюльшад Бахшиева, а также Мурад Исмаил, Азизага Азизов и Нармин Гусейнова. Работать было легко и интересно. Приятно, что братья с пониманием отнеслись к моим предложениям, относительно моего героя, что помогло мне создать яркий и харизматичный образ.

— Несмотря на столь большой опыт работы, ты продолжаешь работать над собой?

— Конечно, в нашей профессии нет предела совершенству, тем более каждая новая роль – это новый опыт, когда ты из слов и драматургии воссоздаешь образ своего героя. Работая над образом, ты всегда учишься, экспериментируешь, развиваешься. Это помогает тебе не только оттачивать мастерство, но и приумножать его, расширяя свой профиль.

Особенность и универсальность нашей профессии состоит еще и в том, что на каждом возрастном этапе у актера появляется возможность попробовать себя в другом амплуа, а опыт помогает импровизировать и находить новые решения. Ты сам чувствуешь, что начинаешь созревать для воссоздания более сложных драматических персонажей, сыграть которые, скажем, в юношеском возрасте, было сложнее, нежели сейчас.

— Ты не задумывался о преподавании?

— Конечно, уже на протяжении многих лет я занимаюсь подготовкой талантливых представителей нашей творческой молодежи, которые поступают в высшие учебные заведения.

Мне нравится делиться опытом и знаниями, полученными за свою профессиональную карьеру. Обучение – это взаимообратный процесс, когда ты учишь студентов, и, в то же время, сам многое берешь от них. Считаю, что молодежи нужно уделять внимание, советовать, указывать верное направление, чем в свое время занимались наши учителя и педагоги. Это важно, если мы думаем о будущем нашего кино. Если поступит предложение преподавать в высших учебных заведениях, я не откажусь (улыбается).

— В какой картине тебе бы хотелось сняться в будущем?

— Меня всегда привлекало историческое кино. В молодости мечтал сыграть Артура из «Овода» Войнич, а сейчас – кардинала Монтанелли. Не так давно сыграл роль Жана Вальжана («Отверженные» В.Гюго), став первым актером в Азербайджане, кто сыграл этого героя.

Очень люблю классику, поэтому меня привлекают классические роли. Жаль, что у нас практически не экранизируются классические произведения мировой классики…

Интервью подготовлено при поддержке сети книжных магазинов LIBRAFF

776f8541a14170b75ae9e19a91bccf4b.jpg

8a303aef0c023e886581c002f32fa250

3729b5db4df4958d93ceedff9ade0c7a

fb7925a8a5270c551527b1aabe1f2a52

5d137933eaf82984226c35744b068c8c

d7345a31bdc9ec81c67d9e61a6419ad6