Главная » Мужская сторона жизни » Врач-терапевт о том, как нам реже обращаться к врачу

Врач-терапевт о том, как нам реже обращаться к врачу

Я встретился со своим давним приятелем, с которым учился в одной школе. Когда он ее оканчивал, мы еще учились в 5-ом классе. И сегодня мне интересно побеседовать с Илькином, которого я давно не видел. Он уже более 10-ти лет работает врачом в Саудовской Аравии. Ввиду того, что я очень хорошо знаю его семью, эти вопросы я задаю для вас, уважаемые читатели.

Во время нашего разговора Илькин рассказал мне, как он оказался в Аравии, в чем особенность аравийской системы здравоохранения, насколько пекутся арабы о своем здоровье, какой опыт он приобрел, работая за границей, поведал, чем любит заниматься в свободное время, и дал несколько советов нашим читателям.

— Илькин, здравствуй. Давай начнем с самого начала. Расскажи немного о себе. Какие увлечения у тебя были в детстве и почему твой выбор пал именно на медицину?

— Добрый день, дорогой, рад нашей встрече! Я с большой теплотой вспоминаю нашу любимую 189-ую школу, с которой у меня связаны самые приятные воспоминания. Расскажу немного о себе нашим читателям. В нашем роду медиков не было. Дедушка был агрономом. Мой отец Васиф Сулейманов – доцент кафедры Биологии Азербайджанского Медицинского Университета, который там работал больше сорока лет, читал лекции на факультете стоматологии, поэтому его знают практически все стоматологи, старше 30-ти лет.

Мама – известный азербайджанский композитор, драматург, заслуженный деятель искусств АР Рухангиз Гасымова. Несмотря на то, что в детстве мне очень хотелось заниматься музыкой, я любил импровизировать на трофейном пианино (его после войны привез дед из Австрии), на котором мама сочиняла свои произведения, стать музыкантом мне не довелось. Помню, как однажды мама меня прослушала и сказала, что музыкального слуха у меня нет. Помимо этого, музыка, как и любое другое искусство, требует жертв, это титанический труд, многочасовые ежедневные репетиции, когда сверстники будут гонять в футбол, а мне придется сдавать экзамены и прочее. Помню, как мама спросила меня – «Ты готов к этим сложностям?». Я подумал и сказал: «Наверное, нет, футбол для меня дороже».

По своей природе я гуманист, что стало проявляться примерно в 12-летнем возрасте по отношению к насекомым, рептилиям, птицам, животным и т.д. Сострадание к людям и нашим братьям меньшим, когда их кто-то обижал, меня не покидало. Вообще, мне всегда хотелось приносить людям пользу, помогать им, избавлять от недугов и болезней. Впоследствии это и оказало влияние на выбор будущей профессии.

Помню, как мой двоюродный дядя, будучи студентом мединститута, искусно препарировал жабу. Конечно, процесс был не гуманный, но для меня это были первые познания в физиологии, а более сильный интерес к медицине дал о себе знать в 8-ом классе, когда я принял решение стать врачом.

d5c5071bcbe67ae87b5d38ab62043a18.jpg

— Как складывалась твоя врачебная карьера?

— Я поступил в мединститут и стал врачом дерматологом-венерологом. Наша учеба и формирование проходило в довольно сложное время, которое совпало с периодом перестройки, развалом Союза, карабахской войной, Черным январем и т.д. В лихие 90-е приходилось выживать. Я решил оставить научную деятельность и начать работать.

Первым местом моей работы была тюремная больница при Минюсте, где я стал офицером и проработал около одиннадцати лет, можно сказать, в полувоенных условиях. Под влиянием обстоятельств я переквалифицировался в терапевта. У меня был специфический контингент, а именно заключенные, которые неохотно идут на контакт. У нас были ночные дежурства, усиления, высокое число стационарных больных, примерно 20-25 человек на каждого терапевта.

Несмотря на все сложности, нехватку медикаментов и отсутствие необходимого оборудования, мы умудрялись спасать людей и сохранять им жизни. Нередко я приносил лекарства и какие-то препараты из дома, когда с этим была напряженка. Всегда следовал своему принципу – оставаться человеком в любых,  даже самых сложных, ситуациях. Помимо лечения, мы старались оказывать воспитательное воздействие на заключенных. Я всегда делал  свою работу от души, и даже годы спустя, когда мы с семьей путешествовали по регионам Азербайджана, было приятно, когда меня зачастую узнавали некоторые люди (мои экс-пациенты) и обращались со словами благодарности. Мне было очень приятно!

— Как получилось, что ты оказался в Саудовской Аравии?

— Мы узнали о возможности поехать работать в Аравию. Для этого нужно было собрать документы и пройти экзамен из нескольких этапов, причем все на английском – это тест на знание медицины и интервью. В виду того, что наша школа была с английским уклоном, знание языка у меня было на очень высоком уровне, к тому же я занимался с педагогом дополнительно, поэтому сложностей у меня не возникло. После успешной сдачи экзамена мы отправились работать в Саудовскую Аравию по контракту. Это был 2004-й год. Наша группа состояла из шестидесяти  врачей, из которых 15-20 человек вернулись спустя несколько лет, так как не смогли приспособиться к тамошним условиям, а остальные, включая меня, продолжали работать. Уже идет 13-й год моей деятельности в Аравии и нас, ветеранов, осталось не так много. Большинство вернулось на Родину, а со мной каждый раз продлевают контракт.

— Илькин, в каком аравийском городе началась твоя профессиональная деятельность?

— Я работаю недалеко от двух больших городов — Абха, исторической столицы южного региона Саудовской Аравии, и Хамис, относительно нового промышленно-развитого города, который по своим размерам обогнал Абху. Южная часть отличается мягким климатом, где летом даже прохладней, чем в Баку, а сами саудиты приезжают туда отдыхать в жаркое время года. Мой городок Субейха находится рядом с центральной трассой, соединяющей юг Аравии с Эр-Риядом.

Несмотря на свои маленькие размеры, в Субейхе проживают респектабельные шейхи из влиятельного рода Гахтани, имеющие хорошие связи с центральной властью. В настоящее время я – одновременно главврач и практикующий врач-терапевт поликлиники, которая является единственной в Субейхе. Помимо организации работы этого учреждения, я занимаюсь врачеванием, приемом больных, то есть веду активную практику. Под моим руководством трудится 15 сотрудников: медсестры, рентгенолог, стоматолог, лаборанты, а также работники аптеки и регистратуры.

— Расскажи про систему здравоохранения Саудовской Аравии, и что стало для тебя новшеством?

— Начнем с того, что 80% врачей, работающих в Аравии, это иностранцы. Можно сказать, что в целом индивидуального подхода к больному нет. Ввиду высокого числа пациентов некоторые врачи воздерживаются от долгих разговоров с пациентами, просто смотрят анализы, измеряют давление, температуру и т.д., и на основе этого ставят диагноз, выписывают лекарства и отпускают с миром. Отличительная особенность системы здравоохранения состоит в том, что в Аравии наблюдается минимальное разделение врачей по специализации – здесь один лечащий врач, который должен разбираться во всем, одним словом, быть универсалом, надежным семейным врачом.

Стоит отметить, что даже самые захудалые амбулатории и медицинские центры обладают всем необходимым — имеют как минимум аппараты ЭКГ, рентгеновские аппараты, современное оборудование для стоматолога, хорошее лабораторное оборудование.

Каждый гражданин Аравии может при желании ежедневно приходить в центр, измерять себе сахар, гемоглобин, развернутый состав крови, давление и т.д. Араб может прийти в день три раза, чтобы измерить давление и ему в голову не придет, чтобы сделать тебе «хормят». Эта практика исключена. Они знают, что врачи получают хорошую зарплату, поэтому им не нужно делать какие-то поощрения за работу, которую они и так должны выполнять на высшем уровне. Причем, не только врач, но и медсестры, и регистратура и т.д. Если государственная медицина бесплатная, то она действительно бесплатная и на хорошем уровне. Платная она в частных клиниках, включая определенные виды дополнительных анализов.

— Как проходил адаптационный период?

— На первых порах я столкнулся с большими трудностями. Мне пришлось с нуля выучить разговорный арабский язык, так как работа ведется только на нем, общение тоже. Английский язык практически никто не знает, ведь это глубинка. На мое счастье я познакомился с суданским доктором, который в начале 80-х годов учился в Одессе. Он обрадовался, узнав, что я из Азербайджана. Так и началось наше общение и дружба. Я помогал ему не забывать русский, а он помогал мне осваивать арабский. Это стало для меня подарком судьбы (смеется).

До Субейхи один год я проработал в небольшой деревне, где живут одни бедуины. В те годы частенько бывали перестрелки, поступали пациенты с ножевыми ранениями в результате потасовок, автомобильные аварии случались практически каждый день, ведь это гористая местность, на дороге не было разделительной полосы. Тогда не было мобильной связи, и уже по звукам сирены я понимал, что произошла очередная авария и сейчас привезут пострадавших, выбегал из дома и срочно ехал на работу в любое время суток. Спустя год появился мобильный телефон, и вызовы поступали практически каждый день, особенно ночью. В то время я был одним врачом на весь этот регион, а рядом даже не было ни одной частной аптеки.

— Не возникало желания бросить все и вернуться в Баку?

— Конечно, возникало, но чувство ответственности было сильнее. Пройти через все эти трудности мне помогла семья, супруга всегда была рядом и оказала огромную моральную поддержку. Вместе нам удалось справиться. Мы стали адаптироваться и с каждым годом нам становилось легче. Жизнь улучшалась. Затем меня перевели в Субейху. Буквально за год-полтора я узнавал по лицам и по именам 6-7 тысяч человек, проживающих в этом городе. Сегодня, спустя более 10-ти лет работы, я узнаю своих пациентов даже по походке.

Несмотря на отсутствие здесь индивидуального подхода, в своей работе я стал его применять. Конечно, на это потребовалось время, и мне удалось стабилизировать и систематизировать свою работу. Если раньше не было частных аптек, то сегодня они регулярно открываются, появляются частные клиники, которые открывает Красный Полумесяц, сократилось число неотложных вызовов и так далее. Регулярно проводятся курсы и конференции, хотя в связи с кризисом их количество немного уменьшилось, но в целом картина хорошая. Благодаря этим положительным изменениям, меня относительно разгрузили, хотя иногда в день у меня 100-150 пациентов. Поэтому мне удалось привнести некоторые новшества в свою работу.

876f73476d7bc50ee43d96bc7888222e

— Например?

— Понимаешь, арабы чрезвычайно трепетно относятся к своему здоровью. Из-за любой мелочи они сразу идут к врачу. Некоторые приходят просто поговорить, потому, что нуждаются в психотерапии. Они остаются очень довольными, когда ты их выслушиваешь. Саудиты любят и ценят индивидуальный подход. Им нравится, когда врач с ними общается, интересуется их самочувствием и морально поддерживает. Согласно моим наблюдениям, я понял, что беседы порой приносят больше пользы, чем медикаментозное лечение. Иногда после пальпации, прослушивания сердца и беседы пациент даже отказывается от лекарств, говоря, что уже в них нет необходимости.

Очень часто ко мне приходят пациенты просто за советом. К примеру, они могут себе позволить поехать в большие медицинские диагностические центры, военные госпитали в Эр-Рияде или других крупных городах, где сидят консультанты и специалисты, выписывающие лекарства. После этого пациенты советуется со мной, как с семейным врачом, показывают назначенные специалистами медикаменты, и начинают применять лекарства только после моего одобрения, так как я знаю индивидуальные особенности каждого моего пациента, чем он болел раньше, какие у него хронические недуги и прочее. Только принимая во внимание эти особенности, я ставлю диагноз и помогаю им правильно подобрать лекарства, чтобы они не оказали пагубное влияние на организм ввиду его особенностей и действительно принесли пользу. Одним словом, за время работы с пациентами мы стали хорошими товарищами, они уважают меня и мое мнение, что очень приятно. Думаю, здесь сказывается мой пресловутый гуманизм, и арабы это чувствуют. Всегда стараюсь прикладывать все свои усилия, знания, умения и навыки, чтобы сделать жизнь людей легче, безболезненней и счастливей. Конечно, хотелось бы, чтобы на родине меня также любили и уважали, но так получилось, что я уехал работать за границу.

Не могу не отметить, что в поликлинике я выступил инициатором создания мини-клиники для хронических больных. К примеру, взял на учет всех диабетиков моего города. Определил день, когда мужчины и женщины должны проходить медицинский осмотр. Они приходят в разные дни, так как это мусульманская страна. В результате, была создана специализированная система, благодаря которой нам очень удобно вести учет. Это нам позволяет держать под контролем гипертоников, диабетиков и пациентов, болеющих бронхиальной астмой. Эти хронические заболевания очень распространены в Аравии.

Мы добились того, чтобы министерство здравоохранения нашего региона выделило нам для каждого диабетика, которые стоят у нас на учете в количестве более 250 человек, персональные глюкометры, чтобы дома они самостоятельно могли измерять уровень сахара в крови. Это серьезно облегчило нашу работу. Как следствие, случаи диабетической комы и гипергликемии резко сократились по сравнению с прошлыми годами, когда нам приходилось, чуть ли не ежедневно, реанимировать наших пациентов.

— Илькин, с чем связано столь большое число диабетиков среди арабов?

— Это связано с культурой питания, так как они очень любят плотно поесть, причем по ночам обычно после 22:00. Утренний и вечерний приемы пищи – это обязательно мясо, которое для них является чем-то элементарным. Семья может за один присест расправиться с козленком, а если более крупное мероприятие, то это уже барашек. Такая еда очень калорийная, поэтому она влияет на уровень сахара в крови. Помимо этого, арабы ведут пассивный образ жизни, передвигаются только на личном транспорте и не занимаются спортом, особенно в регионах.

Они ориентируются на то, что их предки вели аналогичный образ жизни и не страдали от аналогичных недугов, но я стараюсь им объяснить, что несколько поколений назад жизнь не была настолько комфортной, не было так много удобств, люди больше двигались, ходили пешком, бедуины пасли скот, что и являлось физической нагрузкой.

— Чему ты научился в Саудовской Аравии?

— Универсальности – делать операции, принимать роды, зашивать раны, реанимировать пострадавшего, вправлять вывихи, накладывать гипс, проводить консультации и многое другое. Опыт, приобретенный за годы работы в Аравии, поистине бесценный.

— Что ты можешь сказать про тамошние медицинские препараты? Насколько они качественные?

— Лекарства производит Египет, ОАЭ и другие арабские страны. Скажу одно – эти препараты высочайшего качества. Недуг может пройти буквально после применения 1-2 таблеток. Если следовать предписанию врача и принимать лекарства в строго отведенное время, согласно инструкции, то можно вылечить многие болезни и контролировать хронические. Например, давление, уровень сахара в крови и т.д.

— А что касается цены?

— Хорошие медикаменты не могут стоять дешево, это объясняется их эффективностью, сильным составом и качеством.

— Если тебе поступит выгодное предложение, ты мог бы вернуться в Азербайджан и применить свои знания на Родине?

— Конечно, мне бы хотелось вернуться и заняться именно тем, чем я занимаюсь сегодня в Аравии, при этом получать соответствующую зарплату. Однако, к сожалению несколько факторов не совпадают. Во-первых, оплата нашего труда в Азербайджане не такая, как бы нам того хотелось. Во-вторых, деятельность семейного врача, которым я являюсь в Аравии, не распространена здесь. Если в Азербайджане терапевт имеет узкую специализацию, то я занимаюсь всем. Мне хочется продолжать свой устоявшийся вид медицинской деятельности. Широкий профиль мне гораздо интереснее.

762d2ca0b7d618728ea2dc62e9508653

— Знаю, что у тебя очень плотный график, но все-таки хочется узнать про твои хобби. Если не ошибаюсь, ты любишь играть в футбол….

— Да, футбол – это моя страсть, которая началась в далеком детстве и продолжается по сей день. Еще до отъезда в Саудовскую Аравию, когда я работал в тюремной больнице, о чем мы говорили выше, несколько энтузиастов, включая меня, выступили с инициативой создать футбольную команду и рассказали об этом начальнику тюрьмы, который поддержал эту идею. Мы приобрели форму и стали играть за больницу на разных городских чемпионатах против своих коллег. Затем мы решили замахнуться выше и записались в высшую лигу по футзалу. На тот момент мне уже было больше 30-ти и, будучи любителем, играть против профессионалов, молодых ребят, оказалось занятием не из легких. Поэтому я вернулся в любительский футбол, но некоторые ребята остались и получили дополнительные звания.

У меня двое сыновей: старшему 22 года, младшему — 18 лет. Они очень хорошо играют на любительском уровне, причем выступают за команды разных компаний и организаций во время любительских чемпионатов среди представителей разных профессий. Приезжая в отпуск в Азербайджан, мы играем вместе.

Второе увлечение – это рок-музыка, любовь к которой зародилась давно. Я не представляю себя без музыки и очень люблю британский рок 70-х, к примеру, «Pink Floyd», «The Rolling Stones», а также другие малоизвестные группы, которые, к сожалению, были недооценены. Третье – хорошая литература: беллетристика и классика. Считаю, что чтение развивает человека, расширяет границы его мировоззрения и делает его всесторонне-развитым. За это я и люблю чтение. Однако, в последнее время, из-за проблем со зрением стал меньше читать, но, если появляется возможность, всегда беру в руки книгу. Четвертое – я киноман, люблю посмотреть интересный психологический фильм или комедию, все зависит от настроения. Пятое – страсть к морю и плаванию, причем это у нас семейное. Мы заядлые пловцы, любим заплывать далеко, поэтому спасателям приходится за нами «гоняться» (смеется). Шестое – путешествия, причем всей семьей. В общей сложности, за последние 10 лет мы объездили, практически, весь Азербайджан.

— Будучи любителем футбола, я не могу не задать тебе следующий вопрос: как ты оцениваешь развитие нашего отечественного футбола за последние годы?

— Конечно, последние успехи ФК «Карабах» нас очень обрадовали. Мы буквально вопили от счастья, когда наши ребята прошли в групповой этап Лиги Чемпионов. Это стало историческим событием для азербайджанского футбола, и большим шагом вперед на пути его развития.

Надеюсь, что ФК «Карабах» в будущем добьется еще большего успеха, тем более его возглавляет такой специалист, как Гурбан Гурбанов, который сформировал столь слаженный коллектив. Хотелось бы, чтобы у ФК «Карабах» были сильные конкуренты во внутреннем чемпионате, и чтобы общий уровень нашего футбола только возрастал. В этой связи хочу отметить ФК «Нефтчи», флагман отечественного футбола, который был, есть и будет. Надеюсь, что клуб нефтяников подтянется и будет конкурировать с агдамцами не только во внутреннем чемпионате, но и когда-нибудь они вместе попадут в Лигу Чемпионов, победят самые имениты футбольные клубы Старого света и сыграют между собой в финале.

Мне очень хотелось бы, чтобы наша сборная достигла небывалых высот под чутким руководством Гурбана Гурбанова. Азербайджан достиг успеха практически во всех сферах. Теперь осталось дело за футболом. Главное – мы верим в наших ребят и в Гурбана! Успехи в футболе станут для нас самым большим подарком!

— И напоследок, интересно было бы узнать несколько советов специалиста: как поддерживать свое здоровье, чтобы как можно реже попадать на прием к врачу?

— Буду краток: нужно вести активный образ жизни, по возможности заниматься спортом, больше ходить и двигаться, меньше пользоваться лифтом и собственным автомобилем, правильно питаться – есть больше фруктов и овощей, меньше жирного, соленого, мучного и жареного, особенно в вечернее и ночное время и отказаться от вредных привычек (улыбается).

— Илькин, спасибо тебе большое за интересную, а главное содержательную беседу. Я тебе желаю, в первую очередь, здоровья, а во вторую – удачи и карьерного роста.

— Спасибо! Все взаимно!

Интервью с Илькином Сулеймановым подготовлено при поддержке сети книжных магазинов LIBRAFF

443625583eefe866be257fab4184b13c

3fcf9ea673924829ab0d14985c745737.jpg

bc517cc7193b39d44b59c9f37dc0f511

2a0c92ee06dc9def1e069d8692bfa1a8

b28321209520c619cbbb6776cb18471d

fca7e4ce82a6f1cb399c792f50b7a8f9

d72b0845dbf133144187a890feac5b9b

76fee1c6cfcd34d588f69b2d4eeeb27a

1380a700216308c633d4a63c2aa95742